Младший Страж. Глава 3

студенты

«Бывает такое дремотное состояние между сном и бодрствованием, когда вы лежите с полузакрытыми глазами и наполовину сознаете все, что происходит вокруг, и однако вам за пять минут может привидеться больше, чем за пять ночей, хотя бы вы их и провели с плотно закрытыми глазами и ваши чувства были погружены в глубокий сон». Чарльз Диккенс. Приключения Оливера Твиста.

Младший страж. Глава 2

Студентом быть не сложно, если, конечно, не особо углубляться в процесс обучения. Посещай лекции, вовремя сдавай задания и большинство преподавателей к тебе приставать не будут. Подмечай, что им нравится в студентах, а что, наоборот, раздражает. Общайся с ребятами с других курсов, они смогут рассказать много интересного, например, как вести себя на том или ином экзамене. Никто не отрицает, что учить тоже надо, но студенты всегда надеются, что им повезет.

Нику нравилось студенчество. У него была дружная и очень веселая группа. Они проводили много времени вместе как на учебе, так и за пределами университета. Всегда хотелось пробовать что-то новое, ходить по барам, выставкам, в кино, гулять в парке, главное, что бы с друзьями. Только на все никак не хватало энергии. После учебы все мчатся веселиться, а когда приходят домой, сил хватает лишь на то, чтобы рухнуть на кровать и сразу провалиться в сон.

Сегодня Ник шел в университет не выспавшимся. Половину ночи он провел за ноутбуком в Интернете, переходя от одной ссылки к другой. В половине четвертого утра он поймал себя на мысли, что каким-то образом от биографии одного писателя дошел до волновой теории света, и решил, что пора бы уже лечь в постель. Но сон не шел, и в голову лезли тяжелые мысли. Ник надеялся, что под утро успокоится и прогуляет первые две пары, а может и весь день, но сон упорно не желал становиться лучше. Так что ничего другого не оставалось, как пойти на занятия.

С утра большинство людей живут на автомате. В метро спят, в коридорах университета спят, на парах та же история. Кажется, что люди вообще не просыпаются, а просто все они лунатики или роботы, которым вбили в программу привычный маршрут выверенный до шага. Есть, конечно люди-жаворонки, но на них смотришь и действительно не понимаешь, как они могут быть такими бодрыми, когда ты ощущаешь себя амебой.

Ник не был ранней пташкой, ему всегда нравилось подольше поваляться в кровати, быть может поймать остатки интересного сна. Сновидения всегда были яркими, только после пробуждения воспоминания о них быстро выветривались. Кто-то сны записывает, но Нику сложно было разлепить глаза, что уж тут говорить о том, чтобы найти ручку и блокнот. Кто-то говорил, что умеет управлять своими снами, но вероятно, пока сам не научишься, то поверить в это сложно.

День шел, пары сменялись одна за другой, а Нику все казалось, что он спит на ходу. Никакая информация не воспринималась. Друзьям приходилось по несколько раз о чем-то спрашивать, прежде чем парень понимал, что от него хотят. А он жалел, что не остался сегодня дома, но твердо решил для себя, раз уж пришел, то досидит до конца. И последняя пара наконец-таки наступила. История. Предмет интересный, но сомнительно правдивый. Или относительно правдивый. Однако преподаватель эту самую историю никак не оживлял. Бывают люди, в устах которых все рассказы становятся реальными, они захватывают внимание аудитории и ни на секунду не дают им расслабиться. Но не в этом случае.

***
Страж застыл над спящим студентом. Ему жутко хотелось создать настоящий сон, но его одолевали сомнения. Он не знал, что плохого может случиться? Ведь не зря запрещают контактировать со спящими. А почему так было заведено, только ли потому, что за это отвечал другой отдел или по каким-то другим причинам, Страж и не представлял.

«Но я не могу так просто зайти в сон. Во-первых, я не знаю, смогу или нет. Во-вторых, не хотелось бы, чтобы мне влетело, еще уволят. Но скорее всего, ничего и не выйдет. Так зачем переживать?»

Младший Страж сосредоточился. Для начала надо было создать впечатление, что он работает с этой группой так же, как и с другими. Но лучше всего совершить что-то коллективное.

«Всеобщая дрема. Да, это должно помочь».

Суть этого приема заключалась в том, что стражи напускали на всю группу один морок, который засыпающим никак не давал «взять себя в руки» и проснуться, а более крепкие люди просто начинали чувствовать сонливость, но были в состоянии противостоять дреме. Также Младший Страж решил, что голос преподавателя должен звучать выше обычного, из-за чего сознание постоянно находилось в неком раздражении. Все действия и приемы автоматически записывались на микрокарту, по которым позже составлялся отчет. Младший Страж надеялся, что всеобщая дрема создаст эхо, и на карту не запишется его попытка создать сон.

«С чего ж начать?»

Младший Страж взад-вперед расхаживал перед партой студента. Парень уткнулся лбом в согнутую руку. В другой руке он держал ручку, но давно уже ничего не записывал. Надо было поторапливаться. Начальник отдела считал, что дрема – явление более уникальное, чем сон, так как человек находится на перекрестке двух миров. Действие простое, мимолетное, человеку даже не удается понять, что он засыпает, просто медленно моргает. Этим эффектом Страж и решил воспользоваться. Он остановился напротив студента и положил руки ему на голову. Закрыл глаза, и перед ним возникло пустое пространство. Опасаясь записи на микрокарту, Младший страж сосредоточился и представил аудиторию в которой стоял. Заполнил ее студентами. Голос преподавателя просачивался и сюда, словно лекция продолжалась.

Студент уже не спал, он делал пометки в своей тетради и внимательно смотрел на лектора. Но его слова различал с трудом. Что-то в них было неестественным. Голос громкий, но монотонный, только раздражал слух. «Надо бы умыться, а то сейчас усну», — решил студент и встал. Преподаватель не обратил никакого внимания на выходящего. Он двинулся влево по коридору и толкнул последнюю дверь. Повернул вентиль крана, подставил руки под струю, потом окатил лицо холодной водой, выпрямился и посмотрел в зеркало. Оттуда на него смотрел молодой парень с темными волосами средней длины, с карими глазами, высокими скулами, на губах застыла легкая усмешка. Но чем дольше студент всматривался в отражение, тем сильнее оно менялось. Волосы удлинились до плеч, стали светлее, глаза из карего изменили стали серо-зелеными, на щеках проступила щетина. Зеркало рябило, и было сложно понять какой образ настоящий. Студент закрыл глаза и еще раз умыл водой лицо. Не глядя больше в зеркало, он вышел из комнаты.

И раздался звонок.

Стража словно током ударило, он не был готов к такому резкому пробуждению. Спящий проснулся и ошалело озирался вокруг. Другие студенты уже собирали свои сумки и покидали аудиторию.

— Эй, друг, — кто-то ударил Ника по плечу, — ты чего такой растерянный?
— Да что-то меня совсем вырубило. Кажется, я и сон успел увидеть, — ответил он одногруппнику.
— Сам еле глаза держал открытыми. Да ты глянь, все какие-то сонные. Ладно, пошли.

«И мне пора», — решил Младший Страж снимая прибор с глаз. Свет ламп заставил его зажмуриться. Всегда сложно переключать сознание после работы. Но мысли о заснувшем студенте не давали ему покоя.

Впервые в жизни удалось создать сон. Да, он не использовал другие обстановки, новых личностей, не делал скачков времени, все действия были простыми, но все же! Только Страж не думал, что парню приспичит разглядывать свое отражение. Зеркала способны показывать многое, в том числе и то, что человек спит. Опытному стражу не составит труда скопировать отражение, но новичку нечего и стараться. Вот со студентом и начали происходить метаморфозы. Неосознанно Страж показал ему свое лицо.

Младший страж. Глава 4

ПоделитьсяShare on VKShare on Facebook0Share on Google+0Tweet about this on TwitterEmail this to someoneDigg this

Добавить комментарий